Художник -- тот, кто создает прекрасное.
Раскрыть людям себя и скрыть художника -- вот к чему стремится
искусство.
Критик -- это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами
передать свое впечатление от прекрасного.
Высшая, как и низшая, форма критики -- один из видов автобиографии.
Те, кто в прекрасном находят дурное, -- люди испорченные, и притом
испорченность не делает их привлекательными. Это большой грех.
читать дальше
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:16 

Очень тонкая грань

Я смотрел на лежавшую передо мной на столе пластиковую карточку Банка Тел - коричневую с двумя белыми полосами. На верхней написано имя, на нижней – штрих-код добровольного донора органов. Я, как любой дипломированный медик, имею лицензию на препарирование трупа, имеющего карточку Банка Тел, и уплата денег тому, кто притащил труп и выдал карточку, тоже входила в мои обязанности. Нельзя сказать, чтобы я был противником подобной системы - кто-то не платит налоги при жизни, зато после его смерти его органы помогут другим прожить дольше. Хотя, конечно, есть и обратная сторона - это сделало подпольную торговлю органами чрезвычайно прибыльным делом.
Притащивший труп парнишка в спортивной одежде завалился ко мне невовремя, как раз во время моего "обеденного перерыва". Я сидел в приемной - небольшом помещении бывшего магазина с восстановленным интерьером: я выгнал крыс, поставил новое стекло витрины, завез новую мебель. А после регистрации свей маленькой клиники у меня появились электричество и горячая вода, чего многие мои соседи остаются лишены. В общем, это место я мог назвать домом - тут я чувствовал себя наиболее спокойно. Мало кто знал о ходе в подвал, который я тоже восстановил, а там оборудование было посовременнее, чем в холле. В частности, помимо трехмерного принтера там был еще и аппарат по печати тканей. Я напечатал себе великолепный кусок говядины, зажарил его на решетке, затем купил у местных арабов на рынке свежих овощей со скидкой, сделал салат, развел пюре из синтезированного концентрата, и ел все это. А помимо этого, я нажал на линзы своих искусственных глаз, имитирующих роговицу, повернул их и снял. Потом к очень тонкому гнезду в каждом глазу спереди подсоединил провод от зарядного устройства – глаза немного разрядились, а тут парень без стука входит и вносит посреди гостиной труп с тремя явными пулевыми отверстиями в груди и кладет мне карточку Банка Тел в ожидании положенного вознаграждения. Было заметно, что ему было неловко находиться со мной в одном помещении, и я понимал, что завтра плавный ручеек слухов перерастет в полноводный поток россказней обо мне, текущий по округе. Про меня слишком много говорят.
Глаза - отдельная история, разделившая мою жизнь на "до" и "после". Строго говоря, жить, а не существовать, я начал в сорок лет, когда жизнь в спальном районе, покрывающемся плесенью и разрушением, окончательно мне опостылела. И я, наконец, решился вложить кое-как накопленные деньги в свое будущее и заплатил за обучение в университете. Я сейчас вспоминаю, как жил тогда вблизи огромных экобашен и мечтал о жизни высоко-высоко - над смогом, вонью и пылью города, над полицейскими квадрокоптерами, патрулирующими улицы, над шумом регулярных перестрелок арабов с неграми и друг с другом. Поступил, отучился, даже жил в отведенных мне помещениях как раз в экобашне Каролинг. Гулял на этажах-парках, покупал фрукты и овощи на этажах с гидропоническими фермами и смотрел вниз сквозь огромные окна на город. Через шесть лет устроился в клинике, стал получать деньги, казавшиеся мне огромными, улучшая бойцов, воюющих за разных нанимателей по всему миру, богатеньким толстосумам делал пластические операции и омолаживающие терапии. Мое желание открыть собственную клинику оборвала случайность: однажды, неправильно смешав два реактива, я устроил маленький взрыв у себя в руке, облил лицо щелочной гадостью и лишился глаз. «Смешно», - думал я через сутки, лежа на больничной койке и ожидая операции, - «каких-нибудь сто лет назад был бы безнадежным инвалидом, а теперь мне через полчаса вставят искусственные глаза на время, пока растут мои собственные, а через неделю мне сделают пластику микромашины, которых я даже и не увижу. Месяц - и я снова полноценный член общества». Мои живые глаза так и ждут меня там, наверху. И я исправно плачу за их содержание каждый месяц.
Пока я привыкал к новым глазам, я размышлял о людях внизу, копошащихся вокруг фундамента экобашен и разбивающихся об них, словно прибой. Их жизнь была всем безразлична, их как будто и не было. Бегущие от бесконечных войн на Ближнем Востоке, в Африке и в самой Европе - на ее окраинах - они занимали то, что было никому не нужно - исторические кварталы, старые неработающие фабрики и устраивали жизнь как могли. Живущие в высотных зданиях вообще перестали нуждаться в этих людях, как мне иногда казалось. Ветряки под крышами, солнечные панели на крыше и вдоль стен, гидропонные фермы, ванны с одноклеточными водорослями, перерабатывающими органический мусор, подземное и воздушное сообщение между экобашнями - в таком доме можно было прожить всю жизнь, ни разу не ступив ногой на улицу. И я принял внезапное решение вернуться вниз, потому что я понял: тут я всего лишь рядовой сотрудник, хоть и зарабатывающий много, а там таких как я считанные единицы. Там реальность становилась настоящей, а действия приобретали критичную значимость. Говорят, у людей с "железом" внутри начинает ехать крыша, и никогда не угадаешь, куда она поедет. Порой психоз улучшенных людей принимает странные формы.
- Привет, Али, - сказал я, - ты зачем этого человека убил?
Я всех, похожих на арабов, называл «Али». Все они были одинаковы для меня - темноволосые, одетые в дешевые спортивные штаны, имитирующие своими значками знаки известных фирм-производителей, дешевые кеды, толстовки с капюшоном. А еще - все молодые, нет и тридцати: с их образом жизни дожить до сорока лет - большой подвиг. Парень смотрел на меня немного страдальчески и испугано. Мне было жаль их, ведь они не виноваты в том, что система такова, а они не могут вписать свой уклад жизни в ее требования.
- Я его не убивал, - говорил с очень заметным акцентом, значит - прибыл недавно, - я его нашел. Услышал выстрелы и нашел, и карточку. – Он нервно мялся с ноги на ногу в центре приемной, крутя головой и ни на секунду не останавливая быстрые взгляды своих черных глаз.
- Ну да, случайно. – Я нарочито шумно выдохнул, - Ты знаешь, что перед вскрытием я должен отправить его данные в полицию, потому жди тут, - я указал на кожаный диванчик в углу приемной, рядом со старой глиняной кадкой, в которой рос большой фикус. Напротив дивана был пластиковый белый столик с сенсорным экраном.
- Нет, спасибо. Неужели ничего нельзя сделать по-быстрому? - спросил он с сожалением. Как я понял, он совсем не хотел встречаться с полицией - они сразу его арестуют.
- Ну почему же, - парировал я, - руки-ноги у него целы. Если ты так торопишься, я, пожалуй, дам тебе пять сотен за каждую конечность, и проваливай себе на все четыре стороны.
Я со вздохом вытащил провода из глаз и вставил линзы на место, в один момент став похожим на самого обычного жителя этих районов. Поглядев на свое отражение в столе, я отметил между делом, что не очень-то теперь похож на выхолощенного доктора из экобашни. Недельная щетина, куртка, футболка, крестик. При взгляде на крестик, я вспомнил одно обстоятельство: вернувшись в эти трущобы, я увидел у местных жителей веру - кроме нее у них ничего и не было. Али, получив от меня наличные, еще какое-то время постоял в нерешительности, размышляя о чем-то: видимо, он пытался повернуть свою реальность под таким углом, чтобы в нее вписалось все, увиденное им тут. Но мгновенно испарился, когда я отключил голографический экран, скрывающий небольшую нишу в противоположной входу стене. В ней был старый робот-помощник, висевший в воздухе. Основное тело размером с три головы человека и пять манипуляторов, старательно оттёртые от ржавчины, выплыли из ниши, издавая тихий свист. Три сустава на каждой конечности отличали его от сверхновых роботов-ассистентов с конечностями на синтетических мускулах, но мне он нравился, как нравится человеку именно его, найденная и обогретая им, дворняга. Неказистый, но вполне подходящий для работы, он был найден мной на свалке около реки, давно вышедшей из своего бетонного русла. Мои друзья-техники починили находку - и вот теперь он со мной.
Я обернулся к лежавшему посреди гостиной телу, из которого на синтетические коврики еще вытекала кровь - он был убит совсем недавно. Странно, но к нему я не испытывал ничего - просто еще одна часть моей работы. Ни его прошлое, ни обстоятельства его смерти не занимали меня. «Черствею», - подумал я с каким-то сожалением.
- Ну что, - сказал я трупу, - пойдем-ка на стол, приятель. Пора тебе расстаться с конечностями и вообще всем, что еще может пригодиться живым. Ты же для этого никогда не платил налоги?..

Костюм. Сколько же людей делают себя нарочито одинаковыми, как будто отлиты на заводе. Все одеты с иголочки, с дорогими часами, в сверкающих лоском туфлях. Дорогие галстуки, золотые запонки - в общем, сразу понятно, у кого тут деньги. А чтобы еще и подчеркнуть, у кого тут власть, рядом обязательно должны торчать мордовороты, и, по возможности, полицейский. У меня в гостиной собрался самый цвет: "костюм", одна штука; три мордоворота, раньше они были бы в костюмах и темных очках - теперь они были в силовой броне; сзади стоял полицейский. Прошло всего полтора часа с момента сканирования штрих-кода мистера Трупа, а эти ребята уже прибежали ко мне, вернее – прилетели. Корпоративный аэродайн стоял на своих лапках на улице перед витриной магазина. Я и успел-то всего лишь просканировать труп, найти какой-то имплант, плотно прикрепленный к его позвоночнику, да разделить тело на части, а это непростая работа, ведь требуется все сделать так., чтобы все мельчайшие мышцы и сухожилия были целы - эти конечности другим носить. Я, кажется, даже начал догадываться, чем этих господ так заинтересовал мистер Труп – имплант был уж больно дорогой и редкий.
- Добрый день, господа. Я вас слушаю, - сказал я максимально дружелюбно. Если учесть, что я только-только успел снять кровавый фартук и перчатки и бросить их в переработку, у меня получилось не очень.
- Добрый вечер. Вот ордер, мсье Сольер, - сказал полицейский, включая голографический проектор на своем значке. Передо мной появилось трехмерное изображение бумаги с печатями и штампами. «Ишь ты» - подумал я, - «уже мое досье раскопали».
- Нам нужно тело, - проговорил Костюм. Кратко, просто, без лишних слов. Я оторвался от изучения ордера и посмотрел на Костюм. Лицо гладкое, даже слишком. Я полагаю, он сделал недорогую по его меркам операцию по удалению волос и теперь ему никогда не надо будет больше бриться. Лицо с тонкими чертами, на вид - лет пятьдесят, но что может сказать сейчас вид? Ему может быть намного больше. Ребята в доспехах хоть бы маски шлемов сняли, что ли. Абсолютные охранники. По большому счету, мне держать у себя труп того, в ком так заинтересованы корпорации, не было никакого интереса. Как говорится, с глаз долой - из сердца вон, но все-таки хотелось напоследок сказать свое слово.
- Ребят, я на этом потеряю не меньше десяти тысяч, между прочим.
«Подавитесь этим трупом и деньгами и убирайтесь», - хотел сказать я на самом деле.
- Эта сумма уже перечислена на ваш счет, - мгновенно отреагировал Костюм. Да, быстро же у него проблемы решаются.
- Приходите через час, - сказал я, - мне надо его расфасовать. - Молчание. Только Костюм смотрит, не моргая, прямо на меня, да у полицейского я заметил капельку пота, застрявшую между глаз на пути к кончику носа.
- Ребят, он только-только расчленен! Мне надо пойти, приготовить тело, убраться, в конце-то концов! - молчание. Он продолжает молча смотреть в упор, и я понимаю, что мне придется, черт побери, не попив чаю и не помыв руки, отправляться вот сию секунду делать дело.

Сегодня не мой день. Я понял это, когда через три часа после визита "высоких гостей" у меня в приемной появился темнокожий человек в совершенно невообразимом эклектичном костюме, да и в нем, кажется, были намешаны все расы на земле. Это – глава местной банды, которая держит эту улицу и все, на чем здесь можно заработать. Я ему ничего не платил, но исправно штопал его бойцов – таков был уговор. На одном из бесчисленных диалектов улиц его кличка переводилась, как Тигр Улицы – пафосное и простое прозвище, соответствующее его жизни. Мои глаза были прикованы к какому-то замысловатому переплетению проволоки, висевшему у него на шее на цепочке. Волосы, заплетенные в мелкие косы, длиной доходили ему до пояса, и они были украшены всевозможными колечками и вообще всем, что его сознание посчитало красивым.
- Привет, Доктор. К тебе приходили люди сверху, - для пущей значимости он поднял свой палец с длинным ухоженным ногтем, указывая в потолок.
- Привет, Тигр. И что? – спросил я, а про себя выругался. Тут не любят людей сверху, особенно в костюмах. Неприятное предчувствие кольнуло меня, но я отмахнулся от него.
- Ты работаешь на них, - сказано твердо, и так, как будто он меня в чем-то обвиняет.
- Ну да, - ответил я, - они пришли за телом, я им отдал. Все.
- Мне это не нравится. Мне не хочется, чтобы без моего ведома кто-то крутил с людьми оттуда какие-то дела. Полиция в мои планы не входит, а если сюда зачастит полиция, я буду расстроен.
- Знаешь, что я тебе скажу? Вы все прекрасно знаете, сколько людей я на ноги поставил, так что отвали от меня. – Я начинал сердиться.
- Ты говорил, что тебе не нравится у меня. Что ты хотел бы переехать поближе к собору, и местечко себе уже там нашел.
«А ведь и правда», - вспомнилось мне, - «говорил».
– Ну так вот. Ты переедешь до завтрашнего вечера, а мы устроим тут небольшое огненное очищение.
- Что?! Ты псих? – я совсем ошалел от услышанного. - Хорошо, я говорил такое, но позволь мне (я сделал ударение на этом слове) решать, что и когда делать. У меня внизу три больных, и их нельзя двигать. У одного скоро еще одна операция. Мне нужна неделя, не меньше.
- Завтра к вечеру, - осклабился бандит, сверкая мозаикой золота и стали на своих зубах.
Когда он ушел, я от бессильной ярости разбил стакан, швырнув его об стену. Не мой день.

читать дальше

@темы: киберпанк, писанина

13:37 

Dishonored



С миру по нитке - у Бетезды получилось.

Люблю стел-экшн, грешен. Очень огорчился, когда любимый Сплинтер Селл на Висте не пошел, с удовольствием поиграл в Деус Экс. Я долго присматривался к творению Бетезды под названием Dishonored, но Бетезда как создатель меня пугала. Получится ли у компании, выпускающей хорошие ролевые игры, да и то не всегда, стелс-экшн? Все-таки любопытство пересилило, и я решился.
Получилось. Компания пошла по проверенному пути: если нет возможности изобретать велосипед, надо найти силы взять все лучшее, что было, и создать на основе свое - а фанаты оценят. Именно так и вышло, и на протяжении всей игры мы видим кусочки Half-Life 2, до боли знакомые текстуры, а музыка, кажется, порой просто выдернута из Morrowind. Графика не лучшая, но и не вгоняет в уныние, искусственный интеллект врагов иногда печалит, но чаще заставляет напрягаться. Да - один из немногих стелс-экшнов, где есть собаки! Уровни проработаны очень хорошо, есть возможность развиваться, общаться с людьми, выбирать сюжетные ходы. Все, вроде бы, просто замечательно, но есть и своя ложка дегтя в этой бочке меда.
Мир - стимпанк. Колесцовые пистолеты, сабли, арбалеты с луками. И тут же - электрические стены, мехвоины, ракетные турели, датчики движения. Как серпом по яйцам. А чтобы точно серп пришелся, в этой игре есть магия! К чести сказать, с магией не сильно проще играть, но к эклектике привыкаешь не сразу.
Порадовал антураж, который хорошо бы подошел и к какой-нибудь киберпанковой игре - трущобы настолько мерзкие, что, кажется, ощущаешь их всем телом. Подземелья мрачные, затопленный квартал жуткий, на заброшенном жирокомбинате хочется блевать, в домах аристократов хочется бродить подольше, любуясь их красотой.
Особенно хочется отметить момент в игре: бал-маскарад. Это, пожалуй, самый прекрасный момент во всей игре. Поражает все - интереснейшая социальная задача, антураж, сложность самого задания. В этой главе компании почти удалось достичь уровня Сплинтер Селл «Двойной агент».
В итоге скажу, что плохого меньше, чем хорошего. Стелс добротный, сюжет - прекрасен. Некоторые сюжетные ходы были так грамотно сделаны, что я даже не смог их и предположить. Персонажи продуманы, а за каждым действием есть свои последствия, и все в конце игры припоминается главному герою. Ну а если в этом мире есть магия, электрические стены и ракетные башни… ну пусть так. Мир такой, и к середине игры принимаешь его таким, какой он есть.
Твердые 80 из 100.">

@темы: есть мнение

00:01 

Интервью с командором

Огромный небоскреб новостной корпорации с трехмерным логотипом «Галактика 24» попирал дождливое небо. Всегда освещенный изнутри, он был местом работы и домом многих людей. Единственное место, которое никогда не освещается внутренним светом, как будто оно необитаемо - верхний этаж, но никто не обращает внимания на пентхаус новостной корпорации. У людей и так слишком много забот. Этот этаж - самый большой секрет огромного здания новостей.
В полной темноте верхнего этажа-студии «Галактика 24» находились двенадцать разумных созданий, когда-то бывших людьми. Прогресс в оцифровке сознания и программирования имитаторов личности привел к появлению конструктов - давней мечты людей о бессмертии. Человек может по разным причинам подвергнуться операции по извлечению сознания, но итог один - смерть биологического носителя: оцифровка всего пласта сознания и всех воспоминаний, привычек, образа речи, требовала очень большого времени. Мозг успевал умереть от недостатка питания и воды или перенапряжения, и тогда программа ставила точку, превращая личность в цифровой эквивалент, созданный из пластов памяти на момент смерти биологического носителя. Программа, имитирующая человека, думала как ее прародитель, разговаривала как исходный человек, помнила многое из жизни, и в этот момент стиралась грань между человеком и программой, которая становилась им. Взамен человек получал рай древних - бесконечное число виртуальных миров, в которых всегда светит солнце, дует легкий ветерок, еда не заканчивается. Пока он может платить за должный уровень виртуальной реальности.
Двенадцать директоров службы новостей управляли ей уже более семидесяти лет после смерти их физических тел, но этого никто не знал. Никто не знал, кто входит в совет директоров компании. Сейчас в виртуальном мире шло обсуждение, абсолютно недоступное непосвященным.
В прекрасном трехэтажном особняке из кирпича, с витыми металлическими решетками на окнах и заросшим густым плющом фасадом собрались директора компании. Их созвал Мастер - так они звали генерального директора, ибо он творил общественное мнение: манипулировал сознанием масс, направлял думы миллиардов людей в нужном направлении. У него была своя теория упорядочивания хаоса, который представляют собой массы людей.
В большой гостиной перед камином были расставлены полукругом одиннадцать высоких деревянных кресел с кожаной обивкой. В центре находился низкий столик с несколькими сортами напитков - от игристых вин до бренди, на серебряном подносе громоздились горкой фрукты. Одиннадцать людей в костюмах с бокалами в руках замерли, слушая стоявшего спиной к пламени камина Мастера. Он начал речь.
- Дамы и господа, я попросил вас прибыть из своих замков лично, потому что хочу поделиться новостью. Новая работница компании мисс Чарли Хилл только что передала нам на ознакомление материал, содержащий интересующее нас интервью. Заказчики будут довольны, и мы получим достаточные вознаграждения за наши старания, и продлим еще на несколько десятков лет техническую поддержку серверов с нашими конструктами.
Все заговорили - тихо, без лишних слов. «Как это возможно?», «Орден разрешил?», «Это неопровержимый материал», «Сенсация»!
А Мастер, меж тем, продолжал:
- Все давно уже ждут этого интервью - мы подогрели интерес общества. Теперь мы сможем очень хорошо заработать на рекламе в перерывах и продаже самих записей. Я позвал вас сегодня сюда, чтобы насладиться просмотром и подумать, как мы сможет выполнить просьбу заказчика и представить Орден с его истинным лицом маньяка и убийцы. Прошу вас.
Одна кнопка на старомодном пульте выключила освещение, плотные шторы закрылись так, что лучи света перестали проникать в комнату. Экран, спустившийся с потолка, заслонил камин. Между креслами появилось голографическое изображение.


читать дальше

@темы: киберпанк, писанина

00:15 

Shadowrun returns



Олдфаг негодуэ.

Давненько я не играл в классическую РПГ. Вид от третьего лица, возможность игры только при помощи мышки, проработанные диалоги и описания. Мечта? Нет - реальность! Но есть и ложечка дегтя. Итак, разбор полетов.
Игра сделана фанатами системы Shadowrun, которая, в свою очередь, основана на правилах киберпанка. Если вы - фанат классических РПГ и вселенной киберпанк, то писать кипятком можно уже сейчас: фанаты сделали с любовью, и это видно. Локации проработаны в мелочах, диалоги пестрят не только разнообразием, но и даже описанием мимики и жестов. Описания локаций исчерпывающи: то, что вы не увидели, вы представите. Можно отдалять точку зрения достаточно далеко - фигурки на экране будут маленькими, а можно приблизить достаточно сильно, чтобы рассматривать прически. Все, что персонаж одевает, немедленно отображается на нем, каждый персонаж уникален по внешнему виду - это как раз то, чего не хватало в эталонах серии: Fallout, BG и т.д.
Но эталон на то и эталон. Сразу напрашивается сравнение… и оно не в пользу Shadowrun'а. Карты нет. Совсем. Если в фоллауте мы путешествовали куда хотим, в БГ ходили между локациями, и даже в Айсвинде можно было ходить туда-сюда, в этой игре перемещения между локациями становятся вообще возможными только после завершения определенной задачи. Никаких вольных прогулок, никаких случайных встреч. Патроны тут отсутствуют как класс - нет такого предмета. Уж если купили ствол - стреляем сколько влезет! Это, как минимум, странно. Несколько напрягает так же, что все необходимое по сюжету услужливо подсветится, все, с чем можно взаимодействовать, будет указано соответствующей пиктограммой. Сюжет достаточно линеен, хотя есть и ответвления от основной линии.
Но все это ерунда. В свете того, что игра делалась кучкой энтузиастов за два миллиона долларов - это прекрасная игра. По интерфейсу, сюжету, антуражу и проработке ролевой составляющей она переплюнет многие вышедшие недавно игры в жанре РПГ.
И последнее, и самое главное - концовка. Не завалили, не испохабили. Прекрасная сюжетная концовка в жанре «киберпанк», полная сюрпризов. Можно выбрать несколько вариантов своей дальнейшей жизни, поговорить напоследок со всеми своими товарищами, плюнуть в лицо шефу полиции.
Молодцы.
Твердые 80 из 100.">

@темы: есть мнение

23:27 

2 Первых места

Чего стоят 2 первых места?

Море восторга. Да, много позитива было получено при наблюдении своей собственной композиции, получении первого места, осознании, что работа не пошла впустую. Что мы, The Atoll Crew, в который раз всех натянули и сделали то, чего у других даже в мыслях не было.
Много подарочных сертификатов на целую кучу всего полезного. Ценно и приятно, но не за этим мы шли к победе - оно само нас нашло. Вообще, даже не рассчитывали, что будет такой приз. Просто хотелось сделать что-то особенное.
Много недосыпа. Все распланировали за два месяца, смоделировали композицию. По размерам начали делать корову, чертить колымагу, добывать рецепты приготовления искусственного костра, продумывать мелкие детали. Нет - все равно в последнюю неделю все ложились спать в 2 часа ночи. Но, правда, если бы не спланировали, вообще бы не сделали ничего. По буквам: Николай Ирина Харитон Ульяна Яков.
Много потраченных нервов. Кого-то приходилось пинать (иногда), что-то не клеилось так как надо. Что-то клеилось, но в итоге получалось не то, что нужно, а склеенного, как известно, не расклеить. Костер не трепыхается, вентилятор умер, батарейки перегрелись и сдохли, колымага кривая, корова к сроку может не успеть! Разрешили живой огонь/не разрешили живой огонь, и так далее.
Огромная куча потраченных денег. В доме резко завелись электролобзики, клеи, морилки, колеса для тачки, болты и гайки всех мастей.
Оно того стоило? Да, безусловно. Была бы возможность все повторить - повторил бы, ибо прекрасно. Корова с появлением глаз ожила, в доме появились прекрасные, сшитые из ткани мешочки для риса, в которых крупы приятнее хранить, чем в полиэтилене - не знаю с чем связано.
В общем - пришли, расставились, победили. Никто не знает, что этому предшествовало, как это было трудно, но прекрасно. Только так и завоевываются победы - с полным ощущением, что если не выжмешь из себя максимум, то провалишься, станешь посмешищем и никаких мест тебе не видать.
Всем, принимавшим участие в победе, огромный респект и уважуха.

@темы: пожизневка

20:56 

Трудно быть добрым.

изображение

Что такое в понимании людей - доброта? Что значит быть добрым?
Надо ввести однозначный критерий этого понятия, потому как я наблюдаю несколько трактовок.
Первая: доброта - это неделание зла. Но эта форма почему-то перерождается в полное нежелание причинять другим неудобства. И таких примеров - масса. И до чего же противен такой человек! Он все делает, чтобы не дай Бог не расстроить тебя. Скажет что-нибудь, и, увидев, что тебя это задело, оговорится "ой, я не это имел в виду" и начнет юлить, как уж на сковородке. Если он что-то не хочет делать, но его попросить, он сделает из одолжения, и это тоже чувствуется, когда делают, чтобы угодить. И говорят, чтобы ты не рассердился, да и только. А потом, когда ты спросишь: "Ты же говорил, что сделаешь", будут искать тысячу причин, и станет понятно - говорилось все просто для того, чтобы тебя не расстроить.
Это называется бесхребетностью, и таких бесхребетников - массы. Очень устаешь от людей без собственного мнения. "Как думаешь, это хорошо?" - "Хорошо". - "А может все-таки то?" - "Ну да... то тоже неплохо". Конформизм отвратителен. Это не доброта.
Вторая - невозведение рамок и границ.
"Ты ограничиваешь меня" - знакомо? Да! Если не возводишь границы - ты хороший, если возводишь - следовательно, нет. Но у каждого они есть! Есть твои вещи, твоя жена, твои деньги, твое личное пространство. "Я хочу, чтобы по отношению ко мне люди делали так-то," - говорит себе каждый нормальный человек, и в этом контексте я не понимаю, что значит - не ограничивать. Мир - вообще штука ограниченная. Ограничены деньги, ограничен отпущенный нам Богом срок, мы ограничены законами физики и природы. Никто не орет на землю "не ограничивай меня", когда падает и разбивает колено, набивает себе шишку, или когда его кусает собака. Не ограничивай - чаще всего говорят люди крайне эгоистичные, которым надо, чтобы мир вертелся только вокруг них. "Хочу писать с ошибками", "Не хочу учиться", "Не хочу постигать каноны - сам себе фантазер", "Система слишком узка для моей фантазии", и так далее. Нет более противного человека, чем орущий про свою свободу. Когда к такому прикладываешь свою свободу, чаще всего, физически, он начинает ныть про притеснение. И ты - плохой.
Ты злой, если не потакаешь другим. Значит, добрый - потакает. Попустительствует, иным словом. Не мешаешь другу спиваться - молодец, не лезешь в драку мужчины и женщины - хороший, не звонишь в милицию на соседей-алкашей - лапочка. За этим кроется, с одной стороны полное, стопроцентное на-чха-тель-ство на других, прикрываемое добрыми побуждениями, а с другой - все те же вопли о свободе и притеснении.

Я добрый?
Сложно ответить на этот вопрос. Зато можно подчеркнуть свои черты.
Я долго терплю оскорбления. Я вообще не понимаю, как можно грубо говорить с кем-то, но не потому, что боюсь кого-то. Я уважаю людей, их достоинство. Называть кого-то мудаком, тупицей или кретином - выше моего понимания.
Я не люблю причинять людям страдания душевные и физические. Не потому что боюсь. Я знаю, каково это - и первое и, тем более, второе. Мне просто приятнее видеть на лицах людей улыбку.
Меня просто обмануть. Я верю людям. Не потому что лопух. Я считаю, что человек не опускается до вранья, потому что уважает себя. Если вскрывается даже малейшая ложь, человеку уже не доверяешь.
Я не принимаю в штыки сразу. Не потому, что конформист, но потому, что стараюсь вникнуть в суть вещей.
Люди пользуются этим, и я это вижу. Понимая это, я стараюсь достучаться, объяснить, призвать к разуму.

Никогда не помогало. Люди просто сидят на тебе и свешивают ножки; они считают возможным продавать мое имущество, пользоваться моими деньгами, как будто они на мне растут, ничего не отдавая взамен. Нагло в глаза обманывать меня. Бывает.

И тогда я становлюсь злым и плохим. Жестко действую, безжалостно решаю вопросы, причиняю боль и страдания. Но все получается сразу и быстро, и возникает впечатление, что только силу и могут люди уважать в этом мире. И каждый раз я сам становлюсь жестче.

Обратной дороги нет? Злым быть выгоднее? Эгоизм - это хорошо?

Что же - Бог приходит мне на помощь. "Действуя, я одновременно и милосерден, и справедлив", - говорит он. И я понимаю, что только такая позиция возможна в любых действиях. Милосердие говорит, что человеку будет больно, а справедливость - если не пнешь, то человек жопу от дивана не оторвет, не будет ничего делать да так и будет считать, что ему все должны. Пни его! Срочно! Так, чтобы жопа болела долго - пока болит, будет шевелиться.
Попрошайки просят милостыню и милосердно ее давать всем, а справедливо - только единицам. Ибо остальные - паразиты, живущие за мой счет.

Итак, быть добрым на 100% - это быть на 50% милосердным, а на 50% - справедливым. И я только сейчас начинаю постигать эту простую истину, а закончу в конце жизни. И это - очень трудно, господа.

17:36 

Глоток истории



Дочь палача.

Давненько я не читал исторических романов, и не просто романов - по словам автора, это книга о его непосредственном предке, что добавляет атмосферы в произведение.
Многие авторы сейчас пытаются "натурализировать" историю, писать как можно ближе к истине, как бы специально развенчивая образ прекрасного средневековья с рыцарями круглого стола, принцессами и побежденными драконами. В результате произведения изобилуют нелицеприятными подробностями, как-то: случайное задевание ночных горшков, выливание помоев в переулках на голову, и тому подобное. Тем, кто не склонен читать о таком - лучше книгу не открывать.
По этой же причине не любящим пытки и прочее в таком духе книгу читать тоже не рекомендуется - и это описано реалистично и точно. Хоть книга и не изобилует такими подробностями, пара-тройка мест в романе спокойно может отбить у не любящих гуро желание читать ее.
Для всех остальных книга будет неплохим погружением в мрачноватый мир средневековья, в котором многое считалось колдовством, люди верили в Бога всей душой и думали, что их несчастья - точно дело рук какого-нибудь колдуна. Вообще, идея средневекового детектива достаточно свежо выглядит, до этого мало кто об этом писал, написано ярко - можно представить себя рядом с героями романа. Повествование построено с использованием самых что ни на есть классических приемов книжного детектива: таинственные люди, которых автор не называет до поры до времени, закрытое пространство небольшого средневекового города с пригородами, обрыв повествования на самом интересном месте и тому подобное. Но как детектив книга не очень - гораздо приятнее отстраниться в мыслях от детективной подоплеки повествования, и просто читать и погружаться в мир городка Шонгау.
Описания хорошие, сюжет интересный, но достаточно классический - и сказать больше нечего. Всем, кто любит исторические романы, читать можно, за исключением тех, кто обладает впечатлительностью. Им не советую - в книге есть и мрачные моменты, в согласии все с той же историчностью.
Да, и вот еще что... непонятно, почему книга называется "Дочь палача". Ей отведено ровно столько, сколько и молодому доктору, и палачу, и управляющему.

01:40 

Главное сражение - часть 1.

Главное сражение.

Калитка чугунной ограды со скрипом закрылась, выпустив последнего посетителя. Cтарый магнитный замок щелкнул, и охранник Хуан Медрано, глубже натянув капюшон своего непромокаемого плаща, поправил пистолет-пулемет на плече и быстро пошел к главному входу в Святую Церковь Господа Бога. Был дождливый мартовский вечер в Найт-Сити. К югу через дорогу сквозь пелену дождя смутно виднелись огни «Ла Круа», ресторана, занимающего целый квартал и расположившегося в бывшем католическом храме. Виднелись небоскребы-близнецы «Мерилл, Асукага и Финч», занимающие целый квартал к востоку от храма. Даже под этим надоедливым дождем охранники с собаками не оставляли свой пост и ходили по периметру территории, занимаемой башнями.
Хуан бесшумно открыл огромные двустворчатые двери храма и вошел внутрь, затем двери так же бесшумно закрылись. К северу и западу церковь огибал двухэтажный длинный ресторан «Дух Императоров» - самый дорогой ресторан Найт-сити. Между оградой храма и задним ходом ресторана находился узкий переулок, шириной в полтора шага. В нем всегда чисто, потому что уборщикам мусора ресторан платил исправно, и темно - горели только яркие светильники в стальных сетках над дверьми черных ходов.
Около поворота в этот переулок остановилось такси. Прошло несколько секунд, задняя дверца открылась. Такси слегка приподнялось, когда из него вышел огромный человек в длинном плаще с капюшоном. Темнело, и лица под капюшоном не было видно. Человек был высок и широкоплеч. На улицах и авеню было спокойно и человек, повернув голову направо, затем налево - так, как будто он собирался дорогу перейти, например - свернул в переулок между задней стеной ресторана и церковью. Из темноты он вынырнул уже под дверью заднего хода, освещаемый светом фонаря. Теперь стали видны длинный искривленный посередине нос, волевой подбородок и широкие скулы, а так же глаза неестественного синего цвета. Если нашелся бы человек, способный хорошо присмотреться, он бы заметил логотип изготовителя глаз. Под плащом виднелись горизонтальные пластины темно-синего бронежилета. Правая рука поднялась, и стало видно, что кисть у человека, а может быть, и вся рука, искусственная. читать дальше

@темы: киберпанк, писанина

07:41 

Главное сражение - часть 2.

Полная темнота, жесткий ледяной пол. Мышцы свело от холода или от боли - это дало ей осознание того, что она жива и в этом мире. Попытка встать кончилась тем, что комната начала вращаться перед глазами, и девушку стошнило на пол, пришлось сесть на колени и унять дрожь в теле, чтобы не упасть в собственную лужу. Протянув руку влево, она коснулась стены и сразу же, как будто в стене было зарядное устройство памяти, она вспомнила все от начала до конца. В голове Бесс присутствовало какое-то странное отупение, кожа на ощупь была как резиновая. Она поднялась на подкашивающихся ногах. Справа был единственный источник света в комнате - тонкая щель под дверью. По направлению к двери раздался звук - звяканье. Как будто что-то металлическое упало на пол. Девушка вспомнила - именно этот звук и вывел ее из глубин подсознания. За дверью раздались шаги и грубые хриплые голоса.
- Пойду посмотрю, чем она там звякает.
- Помнишь, если с ней что случится...
- Да помню, помню. Ты иди лучше обход делай. - После этих слов раздался вздох, и шаги разделились. Одни шли от двери, другие к двери.
Шаги остановились около двери, затем она услышала тонкий писк и дверь медленно и бесшумно открылась, осветив ярким прямоугольником комнату. Помещением оказалась квадратная коробка из строительного композита. На полу, далеко от двери, лежал матрас, на нем коричневое одеяло и грязная подушка. Постель лежала около закрепленной на стене раковины, потрескавшейся от времени и заросшей чем-то бурым. Краны тоже были ржавые. Под раковиной находилось синее пластиковое ведро. В комнату вошел большой человек с небритым широким лицом. Он ухмылялся. Одет человек был в камуфляжную одежду, штаны подпоясаны широким ремнем, на груди у него был бронежилет. На ремне висел огромный нож, на бедре - дубинка.
- Ага, - сказал тип, - проснулась. Я думал, чем ты там звякаешь, уж не пряжкой ли своего ремня? - и Бесс с ужасом заметила, как бандит расстегивает своей ремень.
- Тебе же сказали, - она запиналась, - что меня нельзя трогать?
- Разве? Мне нельзя тебе вредить, но ты же умная, все будет хорошо, если дергаться не будешь.
Элизабет медленно отступала назад, к раковине, бандит медленно шел к ней, разоблачаясь. С хрустом он отстегнул липучки бронежилета и кинул его на пол. Она почувствовала холодную стену. Все, дальше идти некуда. Когда она подняла голову к потолку, она искала глазами Бога. Не там, где оканчивался потолок, а за ним. Она силилась пронзить композит и все, что было над ним и увидеть… Она увидела. За спиной бандита недалеко от двери секция потолка исчезла. Что-то втянуло ее вверх. Затем она с ужасом заметила, как из отверстия в потолке кто-то выскочил мягко, без звука приземлившись на пол. Тот, кто шел к ней, даже не подозревал о существовании кого-то за спиной, да и она почти потеряла из виду нового участника. Тень прыгнула. Почему-то ноги бандита подкосились, а голова дернулась назад. Он испустил удивленный возглас, затем громкий хрип и что-то со стуком покатилось по полу, на который вылилось нечто темное, густое, разлилось в огромную лужу. Безголовый труп упал совсем рядом с ногами Элизабет, кровь толчками выплескивалась из шеи ей под ноги. Желудок девушки, как ей показалось, решил перевернуться внутри и она, только успев добраться до раковины, склонилась в рвотном позыве над ржавой поверхностью. После того, как ей немного полегчало, она повернулась лицом к входу, вся покрытая капельками пота, прислонилась спиной к стене и медленно опустилась на пол. Она закрыла лицо руками и зарыдала. Ее окликнул знакомый голос:
- Тихо, давай соберись и пошли, - где она его слышала? Тихий, но твердый голос с какими-то металлическими нотками. Его невозможно было ослушаться. Девушка начала подниматься на нетвердых ногах, когда сквозь шум в ушах она услышала шаги, уже под самой дверью.
- Что тут происходит? - с этими словами дверь распахнулась, и на порог камеры вошел второй охранник. На его лице маски стали меняться стремительно: настороженность, полный ступор, недоумение, ярость. Но он не успел ничего сказать или сделать. Справа, как будто вырастая из тени, появился странный человек и дернул рукой в сторону охранника. Тот мгновенно схватился за шею, сделал несколько шагов и, наткнувшись на стену, с хрипом сполз вниз. Между его пальцев торчала блестящая стальная рукоятка метательного ножа.
Человек вышел на свет, и оказалось, что он невысок. Капюшон скрывал его лицо, а плотная удобная форма темно-синего цвета - тело. На широком поясе висели какие-то приспособления, несколько ножей, круглые шары гранат. За спиной угадывался автомат, но не такой, какие Элизабет видела в фильмах, а маленький, но с узнаваемым утолщением глушителя на стволе. Ее спаситель откинул капюшон и снял очки.
- Майк! - удивленно крикнула Бесс. Она узнала своего незадачливого ухажера. Она могла предположить что угодно, только не то, что этот странноватый тип окажется таким хладнокровным и умелым убийцей.
- Вообще-то меня зовут Джон Шорти, можно просто - Шорти. «Майк» было придуманным именем. Итак, нам с тобой, леди, надо убираться отсюда как можно скорее, - все это время Джон ощупывал убитых охранников. Он выуживал из их карманов уже не нужные им прямоугольные магнитные карты, какие-то ключи. Затем он сделал совешенно тошнотворную вещь - у каждого отрезал по большому пальцу и положил их в банку, заполненную серым полупрозрачным гелем. - У меня есть план. Будешь выполнять все, что я скажу - останемся целы и даже выберемся отсюда, если же нет… - он многозначительно посмотрел на Бесс, и та опустила голову под его тяжелым взглядом.
- Я все поняла, - сказала она тихо.
- Вот и молодец, - сказал Джон, - а теперь слушай сюда. - Он стал говорить еще тише, взял Бесс за плечо и притянул к себе поближе, - там коридор, много казематов, но наш путь - наверх. Лестница видна даже отсюда, так что не заблудишься. Я пойду НАД тобой. Наверху сидят охранники, ты их отвлечешь. Они пойдут за тобой обратно, посередине потолка коридора я вывинтил панель - дальше мое дело. Главное - выманить их сюда. Промажешь и не добежишь - обломаешь весь план. Действуй.

Сегодня была смена Мэта, высокого темнокожего парня, выросшего на улицах Нью-Йоркского муравейника, и сорокалетнего Кертиса, ветерана латиноамериканских войн. Мэт стоял посреди небольшой каморки охраны и смотрел на экран, создающий голографическую проекцию изображения с камер.
- Ты нервный какой-то сегодня, - разгладив воротник своей формы, проговорил Кертис. Его раздражала манера Мэта вечно торчать посреди тесной каморки.
- Я смотрю на камеру в коридоре. Уже пятнадцать минут эти двое не появлялись.
- Да оставь их в покое. Может они того…
- Чего? - обернулся на напарника чернокожий.
- Ну педики, чего.
- Да ну тебя, ты… ох ты черт! - Мэт отшатнулся от экрана и бросился к оружейной стенке. На одном из голографичеких полей был коридор, ведущий к лестнице наверх, оканчивающейся как раз дверьми в их каморку. В начале коридора появилась девушка, которую недавно привезли на объект. Она была без штанов и шла, держась за стену. Ее ноги до колен снизу были забрызганы чем-то красным.
- Так, - подбежал к оружейному шкафу и Кертис, - эта соска оказалась круче, чем мы думали. Эти дебилы, видать, к ней сунулись, и она их уделала. Как - не пойму, - он взял барабанное ружье, стреляющее резиновыми пулями, - но нам надо ее жестко нейтрализовать. Бери тазер, попробуем ее загнать обратно.
- Да ты не паникуй, - улыбнулся улыбкой маньяка Мэт, показав свои измененные зубы-импланты. Они были сделаны заостренными. - Смотри, она у стены упала. Еле идет, мы ее голыми руками возьмем.
- Дурак, она хитрая. Если сама пойдет - хорошо, но я бы не надеялся на твоем месте.
Двое охранников покинули помещение и стали аккуратно спускаться по освещенной биолюминесцентными лампами, звенящей при каждом шаге металлической лестнице вниз. Впереди в неярком мягком зеленом свете шел Мэт, за ним, вскинув ружье и уперев приклад в плечо, Кертис. Он надел бронежилет на всякий случай, а вот напарник его шел спокойно в одной футболке: под кожей чернокожего парня был прочный панцирь, вшитый в каких-то трущобах. Панцирь выдерживал попадание пистолетной пули.
И вот они уже почти рядом. Девушка лежит слева у старой бетонной стены, дышит с трудом, на полу мазки крови в тех местах, где ее ноги касались пола. Полная тишина - слышно только их дыхание и шум воды в водопроводных трубах.
- Эй, вставай давай, - сказал Кертис, наставив на нее ствол.
- Пусть еще скажет, куда делись наши и чья это кровь! - громко возмутился Мэт, и в этот момент оба услышали позади себя свист. Они обернулись одновременно, и одновременно им в шеи воткнулись с тихим свистом метательные ножи. Хрипя, охранники сползли по стене и упали рядом с Элизабет. К ней широким шагом подошел Джон и, выхватив ружье у умирающего охранника, поднял девушку.
- А теперь мы быстро идем отсюда, их отсутствие заметят через пять минут.
- Я не могу быстро идти, все кружится перед глазами, - раздался еле слышный голос Бесс. Она действительно готова была потерять сознание. Парень приложил руку к капюшону в том месте, где у людей находятся уши, и проговорил:
- Все, начинайте, она у меня, выйдем меньше, чем через пять минут. - И затем, обращаясь к Элизабет, - Держись за меня. Так даже лучше будет.
Выйдя из небольшого помещения охранников, Шорти и держащаяся за него Элизабет попали в просторное пустое помещение с бетонным неровным полом, потолком и стенами. Кроме трех ярких ламп дневного света, дальняя из которых периодически моргала, помещение не освещалось ничем и было абсолютно пустым. У противоположной стены находились три ступеньки и дверь, по всей видимости - наверх.
- Так, осталось чуть-чуть. Давай, пошли, - подтвердил предположения Элизабет Джон, и они пошли быстрым шагом через комнату. Дойдя до середины, молодой человек вдруг заметил прямо по курсу движения в двух шагах легкое трепетание воздуха, как над шоссе в жаркий полдень. Он мгновенно понял, что это, и когда огромный наемник стал проявляться из воздуха перед ними, диверсант, пригнувшись, отскочил в сторону. Серб тоже был готов, и когда двое беглецов подошли достаточно близко, он нанес прямой удар рукой. Металлическая рука просвистела в нескольких сантиметрах от головы Джона и прошла дальше по инерции - к голове девушки. Ее задело ударом металлической руки совсем чуть-чуть. Механическая конечность мазнула ей по лицу, но и этого оказалось достаточно, чтобы превратить милое личико в кровавую кашу, а сознание девушки выключить. Когда она падала на бетон, уже никак не контролируя себя, она ударилась затылком о пол.
Джон встал после переката на ноги, как кот. Первое, что он увидел, это огромного наемника, бросившегося к девчонке. Один из двух оставшихся метательных ножей полетел в глаз наемнику, второй, рассекая со свистом воздух, воткнулся в шею Серба. Нож, ударивший в глаз, только заставил наемника отшатнуться, а ударивший в шею - отступить на несколько шагов. В следующую же секунду парень стоял над девушкой, сняв с кобуры на ноге свой пистолет с глушителем. Нож, не вошедший в шею и на миллиметр, со звоном упал на пол. Левой рукой наемник дотянулся до рукоятки ножа, торчащей из глазницы, и выдернул его. На месте глаза теперь был неприглядный, рассеченный надвое глазной имплант.
- Надо же, - тихо, с утробным рычанием, проговорил наемник, глядя на дуло пистолета, направленное на него, - испортил мне глаз. Знаешь, сколько он стоит, а? Ты мне угрожаешь этой пукалкой? Подкожная броня, усиленная кожа, наращенные мышцы - да я могу очередь из автомата за своей спиной спокойно держать, - уже почти крича, произносил наемник. - А ты мне тут угрожаешь каким-то «Вальтером» с глушителем.
- М22 так быстро со спины не снимешь, да и руки все время заняты были, - тихо проговорил Джон. Странным показалось Сербу, что этот коротышка не выказывал абсолютно никакой нервозности, не говоря уже про страх.
- Вот что, - продолжил наемник, его руки тем временем претерпевали трансформацию: кисти, отклонившись в сторону, высвободили из отсеков в искусственных предплечьях два лезвия, а затем сомкнулись на рукоятках, - поиграли и будет. Я предлагаю тебе не дурить, тебе же жить хочется? У тебя никаких шансов против меня нет, - наемник стал слегка водить своими ножами из стороны в сторону, слегка присев на ногах и приняв позу готовности к бою. - Я тебе предлагаю свалить по-тихому, и я сделаю вид, что тебя и не было - мне она нужна. Если нет, я нападаю.
Шорти не стал говорить ни слова - он просто выстрелил в пах наемнику, а затем два раза в голову. Конечно, вся эта броня, вшитая в киборга, предотвратила какие-либо серьезные повреждения, но удар есть удар: даже несмотря на болевой чип, наемник на несколько секунд опешил. Единственный его глаз, пока он распрямлялся, налаживал изображение заново - от удара по голове двух пуль сознание на секунду отключилось. В голове раздавались глухие удары, и не сразу Серб смог разглядеть своего соперника: тот оттаскивал бесчувственную девушку к правой стене. Наемник распрямился. Шутки кончились, пора убивать. И в эту секунду он осознал, что глухие удары раздавались не в его голове, а за дверью - что-то очень быстро приближалось.
Одновременно с поворотом назад Серб активировал камуфляж. Он обернулся, чтобы увидеть стальную дверь, вылетающую из своих петель от мощного удара и падающую недалеко от него. Столбы пыли только начали подниматься, Серб уже почти весь исчез, растворившись в воздухе, как в темноте за дверью ярко вспыхнуло что-то, осветив громадный силовой доспех - оператор слегка присел, чтобы разглядеть комнату внутри. Грохот огромного оружия, которое было в руках штурмовика, многократно отразился от стен зала. Серб, пронзенный мощным противотанковым патроном, раскинув руки, отлетал назад, выходя из режима маскировки. Он был мертв, когда, окончательно проявившись, упал на пол. Оператор брони, грохоча ботинками, вбежал в помещение.
- В порядке? - усиленный микрофоном шлема бас огласил помещение не сильно тише выстрела. Шорти поднял большой палец левой руки вверх, а из караулки уже выскочили несколько охранников. Они опешили от увиденного зрелища, и это было роковой ошибкой: двуствольное оружие бойца изрыгнуло из верхнего ствола очередь крупнокалиберных снарядов, разнесших наемников в клочки. Оператор брони рванулся дальше, пробивая себе дорогу через караульное помещение вниз, в казематы подземных складов порта «Южный Найт Сити».

Механические погрузчики завозили контейнеры по скрипящему трапу небольшого беспилотного грузового судна. Джон шел мимо рядов металлических бочек и пластиковых ящиков, увешанных наклейками и голограммами владельцев, в сторону пандуса, к которому три врача направляли антигравитационные носилки. На них, подключенная к приборам жизнеобеспечения, лежала Элизабет, лицо которой было замотано медицинскими синтетическими бинтами. Он поравнялся с врачами:
- Как она? - спросил он у первого, с кем встретился глазами. Обгоняя медленный шестилапый робот-погрузчик, вся процессия начала подниматься по пандусу.
- Все хорошо, - жизнерадостно ответил медик, - сотрясение, перелом носа, несколько выбитых зубов, большая гематома. Плевое дело - за две недели полностью реабилитируем, даже внешность так отреставрируем - и не вспомнит.
-Дудки, - слабо прохрипела больная, схватив кистью зафиксированной руки Джона за куртку. - Такое не забудешь. - Джон поразился, насколько изменился ее голос - это уже был голос женщины, повидавшей в своей жизни много плохого. Но, он отметил не без радости, с некоторой долей надежды. - Подождите, - прошептала она, - что со мной будет?
- Тебя вылечат, - сказал, остановившись, Джон. Он откинул капюшон, и теперь холодный ветер трепал его короткие волосы, - и ты останешься у нас. Твоя подруга мертва, твой отец подписал с нами контракт. Ты в него включена.
- Почему? - слезы боли и огорчения потекли по ее щекам, - почему все всё решают за меня? Я что, особенная? У меня больше генетических цепочек? Я носитель уникального органа, или что? Что со мной не так? - ее рука вцепилась в куртку Джона и сильно сжала ее.
- Не в этом дело, - он взял ее руку, - дело в твоем отце. У него есть одна проблема - ты. Он слишком любит тебя, и скорее допустит переход к бандитам и эксперименты над людьми, чем хоть малейший вред тебе. Ты - вся его жизнь, и ты, хочешь того или нет, являешься самым ценным приложением к его контракту.
Рука Элизабет безвольно упала на чистую простынь, она закрыла глаза и позволила врачам унести себя в трюм.
- Не очень-то ты был тактичен, - проговорил его друг, выскакивая, как голограмма-реклама, из-за контейнеров на палубе. - Пойдем, командор на носу корабля, Рино отчитывает за то, что он опять кучу народу положил почём зря. И тебе сейчас тоже достанется.
Пройдя на нос, Шорти увидел около бухты каната невысокую фигуру в длинном плаще до земли. На шее человека был шарф. Яркий прожектор освещал его волевое заостренное лицо, а рядом стоял возвышающийся над ним на целую голову коротко стриженый человек в одной футболке, заправленной в штаны. На ремне висел боевой нож. Человек в плаще держал ладонь левой руки на могучем бицепсе бойца и что-то ему говорил.
- А, вот и ты, Джон, - сказал тот, кого, видимо, Сэм назвал командором, когда Шорти поднялся по трем ступеням. - Скажи мне, как себя чувствуешь?
- Да нормально, командор, - сказал парень. Ростом он уступал своему командиру, но был несколько плотнее и шире. - Мне девчонку жаль. Медики сказали, что она встанет на ноги через две недели, но мысль о том, что она всегда являлась и сейчас является лишь пунктом в контракте своего отца, а сама по себе никому не интересна, ее угнетает.
- Здесь есть, отчего огорчиться. Скажи, люди, которые отправились на тот свет от твоей руки, действительно заслуживали смерти?
- Да я как-то не задумывался, командор. Я был один, времени думать не было. Я подумаю потом, после всего.
- Ты не сможешь подумать потом, друг Джон, - покачал головой человек, - потому что даже сейчас уже слишком поздно. Потому что эти люди уже мертвы. Каковы бы ни были твои измышления, они не вернут их обратно к жизни. Смерть - это то, что никак нельзя исправить. Ты должен подумать об этом. В чем твое главное отличие от мясника, бездумно покалечившего бедную девушку? Но это долгий разговор - он не для палубы. Даже не разговор, это больше похоже на размышление. Для тебя одного. А сейчас пройдемте, господа, в мою каюту - я предлагаю отметить завершение операции. Не считая некоторых шероховатостей, оно все-таки было успешным - все наши цели были достигнуты.
По дороге в каюту командора Джон был особенно задумчив. Он не замечал суеты в доках, холодного ветра, крика моряков. Он размышлял о произошедшем. Когда-то давным-давно он приучил себя не бояться боли, смерти, ран. Он шел в сражение, заранее думая о себе, как о мертвом, и отрешившись от себя. Но сейчас, стоя над этой девчонкой, он подумал, что сражение с киборгом было особенным. Пожалуй, это было его главным сражением - в нем уже недостаточно было умереть. Смерть не изменила бы ничего, и все, за что он сражался, исчезло бы, сделав его прошедшую жизнь пустой и никчемной. В этом, главном для него, сражении единственным выходом могла быть только победа, победа любой ценой: выбор без выбора, когда смерть - всего лишь еще одна форма позорного поражения. Но невольно он думал о том, что легко мог бы избежать и смерти двоих охранников в коридоре. Просто ему оказалось проще убить их, чем возиться с более гуманной нейтрализацией - вот и все, хотя эти люди ни в чем не были виноваты и ничего ровным счетом не сделали ни ему, ни девушке. Просто оказались в неудачном месте в неудачное время. Подвернулись под руку. И тут командор тоже был прав - ему придется еще долго сражаться с самим собой за понимание ценности человеческой жизни.

@темы: киберпанк, писанина

00:27 

Срань будущего

Грань будущего.

Что можно предположить, наблюдая трейлер к фильму, в котором показана боевка, солдаты в силовых контурах стреляют из мощного оружия, четырехдвигательные конвертопланы взлетают с побережья? Что будет боевик, что он будет футуристичен, что надо идти в 3-д. Одно НО... в главной роли ТОМ КРУЗ. Досадное недоразумение, думаем мы, но какое-то нехорошее предчувствие остается...
Итак, начинаем смотреть фильм.
Начинается он крайне сумбурно. Непонятно, откуда пришли пришельцы, что это за пришельцы - они просто пришли в первую минуту фильма "скорей-скорей быстрей-быстрей", обозначили свое существование и скромно отошли в сторонку. Скромно стоят в стороне и силовые доспехи, и боевой отряд. Кстати, командует боевым отрядом... не кто иной, как Хадсон! Тот самый старый приятель Хадсон, который воевал с Чужими на LV-426. Мы с радостью встречаем старого приятеля, к тому же он теперь повышен: из рядовых в сержанты, он занимает место Эйпона и потому отрастил усы. Но и у него, и у всего отряда роль простая - быть декорацией. События мелькают, люди меняются, остается только ОН - блистательнейший, несравненный ТОМ КРУЗ, по сравнению с которым меркнет все - персонажи, сюжет, смысл, интерес к повествованию. Не запоминается ничего: ни второстепенные герои, ни логика повествования, ни инопланетные захватчики.
Сюжет... о, это шедевр. Когда пытаешься вникнуть в сюжет, осознаешь, что ты умственно отсталый. Инопланетяне, умеющие управлять временем, кровь которых наделяет человека такими же способностями. Остаются только вопросы: как это у блистательных инопланетян получается, почему человек заражается этой способностью? Все эти вопросы не возникают у смотрящего этот фильм. Ну, или не должны возникать.
Главных героя, по задумке, 2, по игре 1,5, а по факту 1 - Его Кукурузейшество. Женщина тут, как и все остальные - приставка к ГГ. И отдельное "спасибо" сценаристам, режиссерам и все-всем за поцелуй ГГ и главной героини посреди боя. Фу.
В общем, фильм загнал меня в глубокую бездну анального уныния. Так и представляешь себе ТОМА КРУЗА, который говорит сценаристу "И это сценарий? Да я, если мне и приплатят, не буду тут играть. Где интересные идеи? Где уникальность? Придумайте мне блистательную роль, а не неплохие ролишки!"
В итоге: сумбурный фильм, в котором все не имеет значения - ни сюжет, ни логика, ни актеры. В этом фильме роль играет только ТОМ КРУЗ - это фильм о Его Сиятельстве, замороченный так, что моск сначала встает колом, а затем, в знак протеста, перестает думать вообще.

@темы: есть мнение

23:08 

Стриж: connecting people

Давно хотел написать этот пост.
Пускали мы последнего в этом году птенца, которого нам передала девушка, уехавшая в отпуск. Кормили, растили, пора стала ему улетать. ВНЕЗАПНО звонит мужчина, живущий с этой женщиной. Хочет посмотреть, как отпускают стрижа. Уже тогда показалось необычным, что кто-то заинтересовался стрижами настолько, что готов приехать посмотреть, как взлетает птенец. Причем человек должен был загореться любовью к стрижам всего-то за ту неделю, которую птенец у них жил.
Жду его после работы у торгового центра. Подходит человек - внешности не примечательной, в обычных с виду джинсах, кепке, подходим к стоянке и я вижу его машину. ЯГУАР.
Моя челюсть отвалилась. ЯГУАР? Да, реально он. Во время езды этот человек, позвонив кому-то, сказал - до 9-ти вечера я занят, меня не беспокоить.
И вот тут я понял, что встретил особенного человека. Человека, который зарабатывает много, но при этом могущего спокойно отменить все бизнес-дела только для того, чтобы приехать в Мытищи, залезть с нами со своей сломанной ногой на старый мост, и все для чего? Чтобы сфотографировать момент вылета стрижа. Это надо быть особенным человеком, чтобы сделать так. Ну и да - маленький стриж способен построить любого. Осознание, что стриж вот сейчас улетит, и больше ты его никогда-никогда в жизни не увидишь, заставляет задуматься о том, какие дела действительно важны. Ему был важен птенец - важнее его бизнеса и всех его дел.
Ну и да. Swift. Connecting people.

Стриж.

@темы: есть мнение, пожизневка

19:51 

Фонарик для человеческих тараканов.

С раннего детства на слуху название "Унесенные ветром", стараниями кинематографа, знакомых и критиков превращено в символ романа о любви. Взялся прочитать...
Любовь? Где вы все ее там нашли, критики, читатели и все прочие? Ее там НЕТ. Вернее, нет в том понимании, которое многие вкладывают - любовь между мужчиной и женщиной. Всей другой любви там хоть отбавляй - герои любят: себя, деньги, родину, детишек, свои поступки, но на этом, собственно, и все. Это-то меня и поразило - где любовная линия? Где переживания разбитого сердца, принятые у классиков? Да и не этим ценна книга.
Это прекрасный фонарик, освещающий тараканов, копошащихся в головах у других людей. Скорее даже, так как автор - женщина, в большей степени фонарик для женских тараканов. Советовать прочитать всем, кто не читал, не буду, хотя и хочется, но выражу автору свое восхищение, хотя она в нем и не нуждается.
Прекрасно изображены все типажи людей, от идеальной Мелани до самой главной героини, хуже которой в книге сложно подыскать - даже бородатый уголовник выглядит привлекательнее. Почему? Все просто - он целостный в своей грубости, жесткости и шовинизме. Скарлетт же все время обманывает - и в первую очередь себя, разрываясь между жаждой самых простых радостей: роскоши, вкусной еды, подчинения, восхищения собой и тем, что, по мнению общества, она должна. "Ну и что", - скажет читатель? - "Мало таких, что ли?" В том и дело, что после прочтения книги такие становятся ПОНЯТНЫ. Становятся видны те мысли, которые копошатся в головах многих людей, истинные мотивы поступков, даже самых лучших.
Ведь многие действительно добрые дела героиня совершает просто потому, что это выгодно ей, ее заставили обстоятельства, или она кому-то обещала. Казалось бы - какая разница, в связи с чем человек совершает тот или иной хороший поступок? Есть разница. Надо задать себе один простой вопрос - если бы то же самое произошло при таких обстоятельствах, что мне можно было бы не вмешиваться, и, самое главное, ничего за это не было бы - сделал бы я это или нет? Если нет - значит поступки я совершаю не хорошие, а просто выгодные. Выгодные мне в этот момент. Человек, совершающий такие поступки, может из выгоды предать, убить или сделать любую другую мерзость, оправдав потом себя.
Книга жестко, как и обстоятельства, в ней описанные - гражданская война, голод, несправедливость, обман, дает читателю понять, как отличить человека, движимого только собственной выгодой. Странно - прямого указания нет, но прочитав книгу, начинаешь ВИДЕТЬ таких людей насквозь. А самое главное - понимаешь, чего от них ждать, как с ними общаться.
Прекрасная книга, повествующая об ужасных делах.

15:58 

Homo Fractus

"На западном фронте без перемен", "Возвращение", "Время жить и время умирать".

Люди, умирающие на войне. Люди, умирающие в госпитале. Люди, умирающие по дороге в госпиталь, в окопах, дома. И - никакого счастливого конца в двух из трех книг. Единственный на моей памяти автор, который смог описать войну настолько красочно и подробно, что иллюзия военной романтики развеяна полностью: глупое, бесполезное мероприятие по трате людских и материальных ресурсов. Но страшнее даже не это - страшнее то, что остается после. Если удается выжить.
Какие бы цели ни преследовал Ремарк, чем больше людей прочтут эти книги, тем меньше людей пойдет воевать - это без сомнений.
Зато эти романы наводят на правильные мысли. По сути, 18-20 летние парни, идущие воевать, еще не вышли в жизнь, не создали семью или не определились со своей будущей профессией - в общем не попробовали себя. И как раз в этот момент, призывая на их на войну и ломая их физически или морально, политики выводят их из жизни. Довольно доходчиво Ремарк показывает, что у таких ребят не остается внутри ничего.
И об этом - первая книга.
Первая книга - настоящее погружение в Ад Данте на земле, который называется Первая Мировая Война. Из людей последовательно выбивалось все, что могло составлять их внутренний мир, и через три года войны от человека осталось только то первоначальное природное существо, которое наделено базовыми желаниями, стремлениями и интересами. Да и как может быть иначе, если каждый день ты понимаешь, что можешь умереть и привыкаешь к этому. Вышел из окопа - и умер, остался сидеть в окопе - умер, забежал в здание - умер, сладко спишь ночью - умер. Смерть от артиллерии, смерть от случайной пули, смерть от химического оружия - все несет смерть. А самое тяжелое, что люди на передовой уже разуверились в том, чему учились в школе, к чему их готовили родители. Да и сама жизнь становится другой. Главный герой умирает, и автор как бы ставит точку, говоря: "Все, он уже получил, что мог и лучше ему не будет. Смерть - самый гуманный выход".
Вторая книга - прямое продолжение первой, но тут сознание выплывает из мрачной бездны. Альтернативное продолжение и размышление на тему - что будет делать главный герой, если он не умрет. Эта книга должна быть настольной у всех, кто возвращается с фронта, ибо такое понятие, как "Посттравматический синдром" описано с такой же реалистичностью, как и сама война. Люди на время войны выпадают из привычной системы координат, превращаясь в животных, и теперь их главная задача - найти те узелки общественных отношений, которые вернут их к мирной жизни. Но так как люди на войне с критической ясностью понимают, что строить планы на будущее - самое бесполезное занятие и кроме них самих никто им не поможет, они отказываются искать эти узелки. Это значит - залипнуть в паутине мелочных проблем, которые еще вчера за проблему считать было нельзя. Как ты одет? Ты побрит? Есть ли у тебя автомобиль? Но, в отличие от предыдущего размышления, "Возвращение" показывает, что свет в конце тоннеля - есть.
Ну и третий роман... он особенный. Война, в отличие от первых двух - на заднем плане. Это роман о человеческой слепоте: люди не видят того счастья, которое находится у них под боком. Человек СЧИТАЕТ, что ему важно найти родителей, и верит в это - а находит свою любовь. Случайно, просто поддавшись настроению момента и не упустив его, человек находит свое счастье. Прав ли он? Ремарк отвечает только в конце книги. Герой умирает от случайной пули человека, которого сам же и выпустил из добрых побуждений.

16:46 

Жизнь без мозга

Новость: Турция убирает ЗРК пэтриот со своих баз. Я думал - вата будет в восторге: мол, Турция теперь на нашей стороне, может, еще и С-300 поставим. Первый же комментарий: "Круто! Теперь можно воевать с Турцией". :wow2: 6 лайков. :horror2:
Т.е. человек увидел, и шестеро его поддержало, что Турция убрала щит ПВО над своим небом. Даже не убрала - так, частично сняла. И первая мысль - теперь можно им вкатить. Открылась, как в поединке боксеров. Человек даже не подумал, что он говорит про страну - действующего члена НАТО, за которого, теоретически, может вся эта организация вступиться. А НАТО - это США, т.е. он решил повоевать со всем западным миром. Человек не подумал о том, что мы только-только налаживаем с Турцией отношения. Он вообще не подумал, но эта сама глубинная эмоция и жажда разрушения более слабого больше всего и пугает.
:facepalm3:
Жители Российской Федерации считают себя самыми высокодуховными. Единственными носителями морали, понимающими Бога и так далее. Но почему же оказывается чаще всего, что именно они и пишут вот такие вот мысли.
Все от отсутствия наполненности в голове. Стал бы человек, интересующийся геополитикой, писать такое? Нет. Стал бы человек, хоть как-то читающий новостные ленты и думающий, писать такое? Нет. Только человек, полностью не осмысливающий себя критически, может ляпать такие вещи. Самое печальное, что если в твоей голове не будет чего-то своего - будет чужое. Загрузят пропагандистские организации, государство, НКО, ГосДеп - кто угодно. Даже, я бы сказал, кто успеет.
И это не единичный случай. Пока в наших головах не будет наполненного нами самими, мы не сможет претендовать на самостоятельность мышления.

17:11 

Расистский воЕн.

Шел я как-то вечером домой, остановили меня два типа. Попросили показать дорогу к проспекту, ну я показал. Есть у меня такая особенность - все, почему-то, ко мне обращаются. Аура у меня такая? Возможно. Ну в общем поговорили по дороге. Оказались два туркмена - мужик и его племянник. Говорят довольно-таки чисто, снег видят в первый раз, жалуются на толпы в метро и нехватку денег. В общем, мы друг друга поняли, нормально распрощались и разошлись. Они - по своим делам, а я по своим.
Новость - в больших мегаполисах РФ созданы все условия для вербовки агентов для радикальных исламских группировок. Первый же комментарий - от чисто русского человека. "Их всех надо резать без разбора". Эммм
:facepalm3:
Вот вопрос - чем такой человек, выросший в стране оплота духовности и прав человека, отличается от нацистских палачей? От тех же радикальных исламистов, ужасающих своими зверствами даже жителей Ближнего Востока? Ведь дай такому человеку возможность - он выпустит свою эмоцию и будет резать, ибо уже допустил такую мысль в свою голову и ни секунды не раскаивается... и таких, как он - множество.

@темы: есть мнение

15:58 

Ужасная ювеналка.

К нам идет ювенальная юстиция! Все дети нормальных родителей будут отняты в пользу богатых бездельников, не желающих рожать! Вывезены заграницу и проданы на органы!

Бедные родители... они такие высококультурные, детей воспитывают в лучших принципах морали и развивают их интеллект. Да какая же мать согласится отдать своего дорогого ребенка? Медвежонка? Волчонка? Слоненка?

Читаем новости:
- Молодая мать, желая подзаработать, продала своего ребенка и была поймана с поличным работниками ФСБ. Она не раскаивается, так как, имея уже одного ребенка, решила, что второй совсем потопит ее бюджет, а ей хочется "пожить как следует".
- Отец запер в комнате свою 16-тилетнюю дочь и отдубасил ее ремнем, несмотря на протесты матери и попытки выбить дверь.
- Отец двоих детей и детский учитель выбил щенку собаки "хаска" глаз.
- Отец запер ребенка и не пускает его в первый класс, дабы школа не мешала Нормальному Воспитанию Девочки. Она на домашнем обучении - Домоводство, Женское Поведение, Православие, Патриотизм. Вот ее уроки.
- Отец 9-ти детей уехал в лес и живет в доме, который не способен оплачивать. Двое его детей не ходят в школу, еще один не посещает вредные уроки. Дети обрабатывают несколько гектар огорода.

И это - только пеночка, дошедшая до СМИ, да и то под соусом "этих прекрасных людей лишают детей, а вот если бы еще и ювеналка была"...
Да вы совсем ебанулись??
Лю-ди, ау. В нашей стране несчетное количество алкоголиков, наркоманов и просто интересных личностей, и без ювеналки как раз мы и загнемся. Дети алкоголиков - становятся алкоголиками, дети наркоманов - наркоманами, дети жлобов - гопниками. Без ювенальной юстиции ни один орган опеки не имеет права просто так взять и забрать ребенка, даже если он весь в побоях, не доедает, ворует.

Сначала наплодят детей, потому как культуре использования противозачаточных средств не обучены (раннеабортивные - ладно, вредят, но презик-то чем помешал?), а потом осознают, что ребенок - вот он. Он орет, хочет жрать, высасывает время и деньги. И результат мы видим, и это если ребенок был зачат не закоренелыми алкашами или нариками.

@темы: есть мнение, пожизневка

17:39 

Паникеры.

Доллар 80! 100! 120! Ужас! Евро 200! Кошмар!
Вокруг на работе - только и разговоров о курсах валют. Может быть у орущих сбережения в рублях? Нет. А даже если бы и были - то что? Может быть, надо отдавать долларовые кредиты? Нет.
Я помню 90-е, когда цены писались в у.е., и резкие изменения валюты вели к ПРОПОРЦИОНАЛЬНОМУ изменению цены. Доллар подорожал в 4 раза - получите инфляцию 400%. Вот это была смерть страны, а теперь? А, да... "Я планировал поехать заграницу, я хочу иметь право выбора!", "Техника подорожает!", "Я планировал купить машину!". Господа, вы думали, что США, сказавшие, что заставят Россию заплатить за аннексию Крыма, шутили? Они потратили 5 млрд. долларов и нокаутировали Украину, на РФ они потратили 30 млрд., и это факт - ГосДеп уже отчитался. Гордитесь, мы им в 6 раз важнее.
Но нет, янки опять были правы. Как только затронется шкурный интерес россиян, они забудут "няш-мяш крымнаш", забудут всю эту патриотическую бузню. Сразу завоют и начнут скулить, ругаться. Имейте достоинство, господа. Поддерживали аннексию Крыма? Не скакали на майдане? Не пели с Макаревичем? Поддерживали право России на свое собственное мнение - терпите. Или уж вступайте в блок Яблоко к Явлинскому, который предлагает Крым отдать, флот - попилить, доллар сделать основной валютой. И все будет отлично. Нет, правда. Как у индейцев Майя, или других американских индейцев... или как у Украинцев. Или вы думали, что Маргарет Тетчер, сказав, что в России целесообразно иметь 15 млн. человек, или Бжезинский, уже разделивший страну на 6 государств, шутили?
Но больше всего бесят другие люди... российские поставщики, резко привязавшие цену на свою продукцию к доллару. С чего, господа? Вот шлюхам, первым сделавшим такой шаг, это можно - на то они и шлюхи, но если русский человек делает в РФ товар - у него конкурентное преимущество! У всех все дорожает, а ты знай, увеличь на 10% цену из-за инфляции и подкорректируй в связи с удорожанием того, что за рубежом закупаешь - и продавай дешевле, чем другие. Нет же! Вдруг начали привязывать цены в баксу. А что? Он дорожает - и прибыль растет с нифига. Или так - бабка купила доллары, ее спрашивают - зачем? "Чтобы внукам что-то оставить".:horror2:
:facepalm3:
И все. И весь патриотизм, любовь родине, няш-мяш... Америка правильно рассчитала. Наши люди, ну некоторые точно, снова готовы продать страну за джинсы и жвачку. Сиюминутные барыши затуманивают все, и опыт Березовского, пишущего слезное письмо Путину, никого не учит. А почему мы тогда возмущаемся, что США топчут кого хотят? Что указывают нам, что нам делать? Потому что могут! Могут взять, и купить с потрохами людей. Но пока не всех, и я рад, что моя страна еще не расползлась по швам.
Что можно пожелать таким хитрожопым российским производителям? Удачных продаж! Только дружный бойкот таких спекулянтов даст им понять - их не уважают никак, ни под каким соусом.

@темы: пожизневка, есть мнение

14:30 

Невежество и глупость

Наиболее недооценённой угрозой для любого общества является невежество(бессознательное или осознанное) в сочетании с пассивностью и ленью. Оба типа невежества вскармливаются средствами массовой информации — главными инструментами политиков и корпораций.
Именно «культ невежества» является причиной того, что в XXI веке в мире существуют религиозные фундаменталисты, расисты, люди, поклоняющиеся власти и демонизирующие всех тех, кто этого не делает. Именно из-за повсеместного невежества всюду встречаются люди, которые отрицают глобальное потепление и эксплуатируют других ради личной сверхприбыли.
В «сытые годы» невежество растёт, а важность и необходимость образования становятся менее очевидными. Молодое поколение, пользуясь выгодами системы, которая была построена их предками, постепенно забывает, как и зачем эта система была построена. В конце концов, некомпетентные люди получают власть при поддержке большинства, тем самым поставив основы самой системы под угрозу.
Популизм и отсутствие компетенции несут реальную опасность для человечества. Так, например, исследователи из США (страны, которая в настоящий момент находится на пике процветания в результате технических достижений и эффективной экономической политики в XIX и XX веке) говорят о том, что этот пик можно интерпретировать как начало упадка. Хотя бы потому, что бывший кандидат в вице-президенты США Сара Пэйлин не знакома с элементарными научными теориями.
Макс Тегмарк, профессор физики в Массачусетском технологическом институте, также считает, что человеческая глупость — самая большая проблема всего человечества, а искусственный интеллект — его крупнейшая экзистенциальная опасность. Люди с ограниченным интеллектуальным функционированием, игнорируя потенциальные катастрофические последствия, могут допустить, что искусственный интеллект разовьётся в нечто, способное уничтожить человечество.

@темы: есть мнение

15:26 

Антология Ангелологии

Надо было меньше читать "Книгу Ангелов". Теперь сижу и гружусь вместе с мыслителями Византии и Рима.

Действительно. Если Бог создал ангелов разом всех как своих вестников, преисполненных благодати, то ангелы, как бестелесные сущности, не испытывают раскаяния. Раскаяние происходит от непостоянства плоти. Если уж решил - то навсегда. Теперь мы имеем падение Сатанаила и многих с ним, войну в небе. Почему он пал, если все одинаково святы изначально? Из-за свободы выбора, конечно. Но. Из-за чего произошел этот самый выбор сопротивления Богу? Из-за гордыни. Но тогда, если все были созданы разом, откуда у одних гордыня есть, а у других - нет? Почему кто-то поддался искушению, а кто-то нет?
Потому что было изначальное искажение. Каждый был создан со своими отличиями, приведшими кого-то к падению.
Мысль интересная. И применимая к людям.
Каждый из нас рождается вроде как неотличимым от других, но со своими особенностями, выливающимися в итоге к своим искажениям. Причем эти склонности абсолютно естественно такими людьми воспринимаются как основа жизни, как дыхание. Маньяк совершенно спокойно говорит, что убивает, потому что склонен к этому. Кто-то асексуал, у кого-то заповеди "в гены зашиты", а кто-то совершенно спокойно валяется весь день на диване или обманывает людей и тому подобное. Трудоголики, извращенцы, бойцы, женоподобные мальчики.
Получается, что мы либо живем в согласии со своими склонностями, либо, если они мешают или мы сами осознаем их вред - боремся с ними. Но, сражаясь со своими внутренними склонностями, мы всего лишь временно изменяем себя. Временно потому, что мы их сдерживаем, пока есть силы. Если силы есть до самой смерти - хорошо. Если нет - возникают всякие "его изменили деньги и власть", "кризис среднего возраста", "война сделала его жестоким". Лучше всего склонности людей проявляются во время катастроф, ибо никто не стоит над тобой. Ты свободен, личность! Делай, что хочешь.
Интересно задать себе вопрос: если все, абсолютно все будет мне позволено - нет ограничений, что я буду делать? Закроем глаза и подумаем...
Теперь понятно, с чем придется всю жизнь бороться. Бороться или отдаться этому безо всяких колебаний - вот истинная свобода выбора каждого.

@темы: есть мнение, книги

17:42 

Триггер

Люди ходят, улыбаются, но что у них в голове с тараканами - понять в принципе невозможно за исключением одного случая: когда срабатывает триггер. В каждом человеке есть то, с чем он борется - из-за морали, законов общества или УК, но приходится наступать себе на горло. И вот - сработал триггер, и человек, найдя себе оправдание, начинает делать то, что в нем и так было - но спало.
Власть портит человека? Нет, она лишь спускает тормоза. Так же как и оружие, как... да как что угодно! Поэтому говорят - суди по моральному облику людей во время катастроф и стрессов. Именно это и является триггером, чтобы вытащить все, что в человеке спрятано и что он еще не успел победить до конца.

@темы: есть мнение, пожизневка

Творчество

главная